В Москве родились и выросли многие великие русские писатели: Пушкин и Лермонтов, Грибоедов и Достоевский – список имен можно продолжать долго. Для других Москва стала любимым городом уже в зрелые годы, войдя в их творчество яркой страницей. Но, кажется, Гоголь почти никак не связан с древней русской столицей. Он родился на Украине, детство и юность провел на Полтавщине, Васильевка, Нежин, Сорочинцы. Миргород - вот места, где проходила жизнь писателя в ранние годы. Потом был Петербург, новые знакомства, блестящий успех и отъезд за границу - на долгие годы. Кажется, что с Москвой его ничего не связывало. Но это не так, более того именно здесь находятся, наверное лучший памятник писателю; его именем назван бульвар в центре города. И все же есть ли основания считать, что Гоголь в Москве занял свое особое место? Что связывало его с этим городом, с кем он дружил, какие места любил посещать? На эти вопросы постараемся дать ответы в докладе.

Литературная известность пришла к Гоголю, когда он жил в Петербурге, но уже после выхода книги «Вечера на хуторе близ Диканьки» в 1832 году имя молодого писателя привлекло внимание в московских литературных кругах. Вскоре и сам автор нашумевшей книги появился в Москве - это произошло в конце июля 1832 года. И сразу молодого писателя стали приглашать на различные литературные вечера, он приобрел здесь много друзей и поклонников его таланта. Затем Гоголь бывал в Москве несколько раз в разные годы - но, в основном, проездом, для того, чтобы настроить дела с издателями, побывать на представлении своих пьес в театре, похлопотать о сестрах. Конечно, он при этом не забывал посетить своих старых друзей и успевал обзавестись многими знакомствами. С кем же общался Гоголь в Москве, какие места он любил посещать в этом городе, и что связывало с ним?

Среди москвичей, ставших для Гоголя особенно дорогими и близкими, были родственные ему по духу представители московского славянофильство: Сергей Тимофеевич Аксаков, с которым Гоголь также постоянно переписывался, его сыновья Константин и Иван, составившие костяк сообщества славянофилов в Москве. Несколько позже Гоголь познакомился с членами молодой редакции «Москвитянина». Это, прежде всего, братья Киреевские - Петр Васильевич, известный фольклорист, собиратель народных лирических и исторических песен, былин, археолог, и Иван Васильевич, русский религиозный философ, литературный критик и публицист, один из главных идеологов славянофильства. Это была чисто русская семья, в которой любовь к русской поэзии и народной песне соединялась с западной просвещенностью и высоким уровнем европейского образования. Среди знакомых Гоголя есть еще один видный представитель славянофильства - Юрий Федорович Самарин, философ, историк, общественный деятель, автор проекта отмены крепостного права, участник подготовки крестьянской реформы.

Другой гостеприимный московский дом, который одним из первых принял Гоголя как почетного гостя, - это дом № 16 в Малом Каретном переулке. Он принадлежал великому русскому актеру Михаилу Семеновичу Щепкину, с которым Гоголь особенно тесно общался в период постановки на сцене Малого театра его «Ревизора». У Щепкина Гоголь знакомится и с профессором русской словесности, сотрудником «Московского наблюдателя» С.П. Шевыревым, с которым вступает потом в длительную переписку. Среди деятелей журналистики следует отметить давнего почитателя творчества Гоголя, оригинального критика Аполлона Григорьева, точка зрения которого на работы писателя, особенно последних лет, во многом расходилась с оценкой Белинского. 

Были, конечно, и многие другие знакомства, дома, где Гоголя принимали как самого дорогого и почетного гостя. Но, пожалуй, самый главный гоголевский адрес в Москве до его окончательного возвращения из-за границы - это дом преподавателя истории в Московском университете, издателя Михаила Петровича Погодило на Девичьем поле. Он стал первым постоянным обиталищем Гоголя в Москве. Этот дом, который Погодин купил у князя Щербатова, стоял на окраине Москвы. Весь участок выходил тылом в Саввинский переулок, от которого рукой подать до Москвы-реки. Место было тихое, патриархальное - как раз то, что любил Гоголь. Невдалеке возвышались стены и главы Новодевичьего монастыря, а перед домом расстилалось поле, на котором в Пасху и другие праздники устраивались гуляния, балаганы, шла торговля товарами. За домом был огромный сад, липовые аллеи, пруд. В парке и саду весной пели соловьи. В биографии Гоголя этот парк стал знаменательным местом: здесь в 1840, 1842 и 1849 годах он отмечал день своих именин - день Николы вешнего (по старому стилю 9 мая).

Перед отъездом Гоголь дал именинный обед в саду у Погодина. На нем присутствовали К.С. Аксаков и Щепкин, Вяземский и Чаадаев, совсем еще молодой Тургенев и Лермонтов, который вскоре должен был отправиться в свою последнюю поездку на Кавказ. Целое созвездие имен собралось под липами в Погодинском парке. Лермонтов читал гостям отрывки из поэмы «Мцыри». Гоголь был оживлен, весел, сыпал шутками. На следующий день Гоголь вновь встретился с Лермонтовым. Они проговорили до глубокой ночи, что для Гоголя было редким случаем. Позже, в статье, посвященной русской поэзии, Гоголь отдаст дань таланту Лермонтова, но вместе с тем отметит и «безочарование» его поэзии. Выстрел, прозвучавший в июле 1841 года у подножия горы Машук, больно отзовется в сердце Гоголя. Он откликнется на него горькими строками сожаления о судьбе русских поэтов.

Затем Гоголь надолго уезжает - не только из Москвы, но вообще из России. Он живет за границей, работает над вторым томом «Мертвых душ», художественно-публицистической книгой «Выбранные письма из переписки с друзьями», но при этом не забывает и своих московских друзей: с некоторыми из них он видится за границей, с другими переписывается: кстати, часть этих писем он использует в своей новой книге. Но настало время возвращаться на Родину. Где теперь остановится Гоголь, какое место он определит как свой Дом. Где ему будет хорошо и жить, но творить?

Москва стала манить Гоголя уже на переломе его жизни, в те годы, когда он склонялся к тому, чтобы найти постоянное место жительства в России, осесть и, может быть, пустить корни. Петербург более не влек к себе писателя. Там не было больше Пушкина - в Петербурге Пушкин был убит. Москва встретила Гоголя как сына. Всюду ему были рады, всюду появление его вызывало восторг. Но на сей раз он уже не стал надолго останавливаться у Погодина. В конце Декабря 1848 года Гоголь съезжает со своей квартиры на Девичьем поле. Дело в том, что его отношения с Погодиным вконец испортились. Постоянные требования Погодина что-либо дать для издаваемого им журнала, чем-то литературным заплатить за гостеприимство, которое он оказывал писателю, раздражали Гоголя. Казалось, Погодин имеет какое-то право собственности на него.

Гоголь перебрался в дом Талызина на Никитском бульваре - дом, в котором жил граф А.П. Толстой. Это было просторное строение с каменным первым этажом и деревянным вторым. Выходя боковой стороной на Никитский, фасад дома смотрел в маленький сквер, засаженный деревьями. Гоголь занял две комнаты в нижнем этаже справа от входа. Весь верхний этаж занимали граф и графиня. Этот дом стал последним пристанищем Гоголя. Тут он прожил с перерывами три с лишним года. Это уже не окраина столицы, а ее центр, откуда рукой подать до Кремля, до театров, до шумной Тверской.

Со времени знакомства Гоголь неоднократно жил у Толстых - и в Париже, и в Москве. Когда он стал постоянным обитателем дома на Никитском, хозяева окружили его особой заботой. Один из знакомых писателя тех лет вспоминал: «Здесь за Гоголем ухаживали как за ребенком, предоставив ему полную свободу во всем. Он не заботился ровно ни о чем. Обед, завтрак, чай, ужин подавались там, где он прикажет. Тишина во флигеле была необыкновенная». Действительно, хозяева дома не вмешивались в дела постояльца, они встречались лишь за обедом и ужином, каждый жил своей жизнью. И эту свободу их соседства особенно ценил Гоголь. Для работы он избрал себе комнату, которая выходила окнами во двор. Здесь никто не мешал ему заниматься главным его делом – писать. Ведь приехал Гоголь в Москву не для того, чтобы доживать свои дни. Он приехал работать. «Когда я не пишу, я не живу», - Часто говорил он. Гоголь готовит к изданию собрание сочинений, продолжает писать второй том «Мертвых душ» _ н работа уже близится к завершению. Но на этом он не успокаивается, его планы очень обширны. После третьего тома поэмы он хотел написать книгу для юношества. которая, по его словам, «знакомила бы русского еще с детства с землей своей», он составляет материалы для словаря, просматривает и переделывает свои прежние сочинения.

Он полон сил и энергии, кажется, жизнь готова обернуться к нему своей лучшей стороной. Думалось ему о доме и о семье, н эти мысли Гоголя приходятся как раз на 1848 год. Исследователи жизни и творчества Гоголя считают, что именно в Москве, между 1848 и 1849 годами, он пережил свой, может быть, первый и единственный роман с женщиной, который, к сожалению, закончился неудачно. Избранницей писателя была графиня Анна Михайловна Вьельгорская, младшая дочь графа Михаила Юрьевича Вьельгорс кого и графини Вьельгорской, урожденной принцессы Бирон. В эту семью Гоголь попал случайно - в Риме он познакомился с братом Анны Михайловны, Иосифом Вьельгорским, больным чахоткой. Иосиф умер на его руках, на вилле Волконской в Риме. Первым, кто сообщил эту новость прибывшим в Италию Вьельгорским, был Гоголь. Графиня была благодарна ему за заботы об умирающем сыне. Так завязались отношения. Потом Гоголь выбрал Анну Михайловну в свои подопечные «по русским занятиям» - ему хотелось обучить эту почти не знавшую русского языка графинечку, говорившую и писавшую на французском, русским привычкам. На почве этих уроков, делавшихся преимущественно в письмах, и произошло сближение, а затем и явилась мысль о сватовстве.

В Москве Гоголь встречался с родственником Вьельгорских писателем В.А. Соллогубом. Через него он зазывал Вьельгорских в Москву на лето, чтобы оторвать Анну Михайловну от Петербурга, от света. от петербургских дач. Он намеревался вместе е Анной Михайловной осматривать московские древности, считая, что в Москве она пропитается русским духом. Гоголь очень любил прогулки по древней части старой столицы, интересовался ее историей, архитектурой. Любимое его место - Кремль. Он бывает здесь и один, и в обществе друзей, литераторов, среди которых и молодой драматург, знаток старого московского быта Алексей Николаевич Островский. Гоголь любил гулять в утренние часы по соборной площади Кремля, когда молчат деревья в кремлевском парке и золотятся под первыми лучами солнца купола соборов, смотрит из поднебесной вышины колокольня Ивана Великого. Любил он бывать на Кремлевском холме и в дни праздников, гуляний, когда можно лучше рассмотреть московскую толпу. Всем этим он хотел поделиться со своей возлюбленной.

Но ничему этому не суждено было сбыться. Косвенно, через Веневитиновых - родственников графини, Гоголь передал свое предложение руки и сердца младшей дочери Михаила Юрьевича, но не получил согласия. Это расстроило все его нервы и сказалось на работе. Так завершился первый и последний из достоверно известных нам романов писателя с женщиной, так закончились его попытки создать свою семью и обрести семейное жилище.

Теперь он все свои силы вкладывает в главное дело своей жизни - поэму «Мертвые души». Постепенно работа вновь увлекает его, он окунается в нее с головой: пишет, правит, изучает необходимые материалы - по статистике, географии. В связи с этим он много ездит и по Подмосковью. Так, часть лето 1851 года Гоголь проводит в имении своей давней знакомой А.0. Смирновой-Россет в Спасском. Видимо, именно здесь наносились последние штрихи на уже готовый к печати второй том поэмы. Бодрое настроение Гоголя, о котором свидетельствуют многие его современники, видевшие писателя в то время, говорит о том, что он был доволен своей работой. Но срок жизни Гоголя был уже отмерен. Ему оставалось жить несколько месяцев. Наступил январь 1852 года. Гоголь правил корректуру собрания сочинений, «Мертвые души» были готовы и переписаны. Все ждали отдачи их в цензуру, а затем и в печать. Но внезапно настроение Гоголя переменилось. Он передумал печатать второй том и занемог. Что же так сильно повлияло на него?

Есть свидетельства об одном обстоятельство, которое непосредственно предшествовало этим переменам в писателе. 26 января неожиданно умерла Екатерина Михайловна Хомякова, родная сестра поэта Языкова, с которым Гоголь был давно дружен: в Риме они даже снимали одну квартиру. К этой женщине Гоголь был нежно привязан, ее сына, названного Николаем, крестил. Хомякова умерла совсем молодой, от неизвестной болезни. Эта смерть, как и смерть Иосифа Вьельгорского в свое время, сильно подействовала на Гоголя. «Теперь для меня все кончено», - сказал он Хомякову. Он не явился на похороны и заперся дома.

Далее последовали события. о которых много потом говорили, гадали, строили многочисленные версии. Безусловно, известно лишь то, что в ночь по ІІ февраля Гоголь будучи совершенно в трезвом уме и при ясной памяти сжег второй том поэмы. В огонь был отправлен труд многих лет, жизнь. прожитая в этом труде и ее надежды. Но для Гоголя не писать - значит не жить, а потому он говорит: «Надобно же умирать, а я уж готов и умру». Счеты с творчеством, а значит, и с жизнью были покончены. Он уже не ел, не пил ничего, кроме воды, лежал на постели лицом к стене и ждал смерти. В 11 часов вечера 20 февраля 1852 года он поднял голову с подушки и отчетливо произнес: «Лестницу, поскорее лестницу!» В восьмом часу утра 21 февраля его не стало. 

Его хоронила вся Москва. Крышку гроба закрыл Михаил Семенович Щепкин. Гроб на руках несли от Моховой, где в церкви Московского университета проходило отпевание, до Данилова монастыря - более восьми верст. Здесь между церковью Святого Даниила и кельями над его могилой на грубо отесанную серую глыбу был поставлен простой крест, писатель просил не ставить на его могиле никакого памятника и не устраивать торжественных похорон. 

Но этот завет писателя исполнен не был. Ему предстояло совершить еще одно - посмертное - путешествие. 31 мал 1931 года прах Гоголя. вместе с прахом еще нескольких писателей, был перенесен на кладбище Новодевичьего монастыря. Здесь и поныне находится его могила. А 26 апреля 1909 года на Арбатской площади был открыт памятник Гоголю работы скульптора Андреева, который победил в объявленном конкурсе на лучший проект памятника. Затем рядом с этим местом был поставлен другой памятник - более парадный, монументальный, а бульвар. на котором он теперь находится, стал называться Гоголевским.

Первый же памятник, где Гоголь изображен сидящим в кресле, чуть отвернувшись и как бы уйдя в себя, но при этом, пристально вглядываясь в тех, кто подходит к нему, этот памятник скромно стоит во дворе дома на Никитском бульваре и встречает каждого, кто проходит в ворота, ведущие к крыльцу. Здесь ныне находится музей-квартира писателя, в том доме, который стал его последним пристанищем, где завершились земные странствия вечного путника, великого писателя земли русской Николая Васильевича Гоголя >>>.

Уважайте права автора! Используя материал данного блога - ссылка обязательна