Образ Фейгина в романе "Приключения Оливера Твиста"

Бандит Фейгин
Образ Фейгина
Один из центральных образов злых сил, безусловно, является образ Фейгина. Это старый опытный бандит, "воспитывая" Оливера, "рассказывал о грабежах, которые он совершал смолоду". Он имел несомненные черты вожака; мог узнать, кого именно надо грабить, как и когда это сделать и даже, сколько получить прибыли с чужого горя. Именно Фейгин организовал ограбление в доме миссис Мэйли. Если Билл Сайкс и Тебе Кряканье были, образно говоря, "орудием преступления", его исполнителями, его "мозгом" был Фейгин. Кроме того, старый вор наделен пусть и злым, но острым умом, тонкой наблюдательностью и мгновенной реакцией. Вспомним, как он быстро оценил ситуацию и воцарился над Ноем Клейполом и Шарлоттой, когда они обокрали скупого Сауербери, как разоблачил и Нэнси подготовил ее убийство Сайксом. Можно сказать, что Фейгин - персонифицированное воплощение зла. Диккенс сломал традицию "романтического изображения" преступников и уголовного мира, изобразив воров реалистично: жадными до маниакальности, подлыми вплоть до потери каких-либо моральных границ, жестокими до садизма, то есть лишенными важнейших человеческих качеств и добродетелей. И в художественном воплощении авторской концепции образ Фейгина — один из главных. Недаром Диккенс постоянно подчеркивает, что этот старый бандит не человек, а зверь. 

Как и заведено среди хищников, Фейгин живет "за счет крови" своих жертв, то есть через него многие люди попрощались с жизнью. Уже с первых минут пребывания "в логове Фейгина" Оливер Твист слышит его, на первый взгляд, странные слова: "Ишь! - говорит старик, плечи его смекнулись, а лицо искривилось в гадкой ухмылке. - Молодцы! Молодцы! Остались верными до конца. На последней исповеди даже не сознались, где прятались. Не подвели старого Фейгина! А зачем им вообще надо было предавать? Это все равно не развязало бы петли и не остановило палача! Так! Славные ребята, Славные!" Как оказалось впоследствии, упомянутые Фейгином "славные ребята" - только повешены члены его банды, которые не выдали его правосудию и не сдали на последней исповеди. Показательно, что старый вор бормочет себе под нос эти "комплименты" в адрес повешенных именно тогда, когда любуется награбленными драгоценностями. Возможно, что, по крайней мере, часть их было украдено именно этими повешенными, а после их казни старому бандиту уже не надо было делиться с ними награбленным. А возможно, Фейгин прямо заинтересован в том, чтобы его соратники рано или поздно, но гибли.

Чарльз Диккенс в развенчивании "благородства" реальных разбойников идет еще дальше. Дело в том, что в определенных кругах общества распространен красивый миф: настоящий разбойник, "криминальный авторитет" под любыми пытками никогда не ломает свое слово, не предает товарищей по "ремеслу". Что же мы видим в романе "Приключения Оливера Твиста"? Главарь бандитов Фейгин не только радуется, что его подопечных повесили, а и сам сдает своих товарищей полиции, фактически отдавая их в руки палача! Причем это у него в системе, ибо хозяин воровского притона — трактира "Три калеки" — предлагает Фейгину сделать это, как что-то обычное. Насколько подобное словцо хозяина трактира "продать" на уже рассмотренную нами фразу бидля Бамбла "продался за шесть чайных ложечек".

Итак, как в мире "добропорядочных" буржуа и джентльменов, так и в мире "благородных разбойников" покупается и продается буквально все, вплоть до человеческой жизни. И старый хитрый лис Фейгин, которому перед своим давним знакомым не надо надевать никаких масок, демонстрирует зверский оскал. Правда, и здесь он хитрее трактирщика: прямую и грубую фразу последнего "продать легавым Фила Баркера" он заменил цинично-сдержанным выражением "позволим себе расстаться с ним". А почему же он не захотел (пока) это сделать? Может, в нем заговорила совесть или проснулись какие-то человеческие чувства? Нет, просто этот паук "высосал из мухи еще не все соки": Фил Баркер еще должен кое-что сделать для Фейгина. Не пополнить его ящик краденых драгоценностей, как это делали только пятеро повешенных бандитов?

Так же, как и Фила Баркера, Фейгин собирается избавиться от Билла Сайкса — самого сильного и весьма агрессивного члена своей банды. О многих казненных и убитых или им самим, или при его содействии читатель лишь догадывается. Можно представить, сколько зла посеял за свою долгую жизнь этот "неблагородный разбойник"!

Итак, недаром Диккенс не удовлетворяется сравнением этого престарелого "романтика большой дороги" даже со зверем. Писателю этого мало, поэтому Фейгин - не просто зверь, существо, которое живет на поверхности земли, а какой-то причудливый монстр из подземного мира, гадкое пресмыкающееся, питающееся даже не свежим мясом только что забитых жертв, а трупами.

Закономерно, что Диккенс-гуманист, строго наказал Фейгина. "Гадкому старикану" не только объявляют смертный приговор под одобрительные возгласы бушующей толпы, бандит еще и сходит с ума в камере смертников. Ему, кому отправить своих бывших "друзей" на виселицу было "раз плюнуть", и сам не избежал петли. Как говорится: волк берет, и берет и волка. И совсем ничего "романтического" и привлекательного нет ни в этой ситуации, ни в этом гадком существе.